Как формируется речь у людей?

Наша биология — удивительно интересный руководитель, который сделал нас теми, кем мы являемся сегодня. Гены влияют на наше поведение, среда предоставляет условия для реализации и совершенствования заложенной в нас информации. Взаимодействие среды и генетических предпосылок позволяет нам не только реализовывать себя и становиться уникальными личностями, но еще и приобретать такие сложно устроенные навыки, как язык.

Всем в живом мире руководит эволюция. Даже нашей речью. Она закрепилась естественным отбором из-за из-за очевидной потребности передавать более сложные сообщения, чем обычные сигналы об опасности. С помощью слов человек научился говорить о таких сложных конструктах, как переживания и мысли. Но благодаря чему мы учимся говорить? Как на формирование речи влияют наши гены, а как — среда?


Генетика речи

Процесс порождения речи чрезвычайно сложен. На то, как будет говорить человек, оказывают влияния многие факторы.

Были получены экспериментальные подтверждения того, что проблемы с речью могут быть заложены на генетическом уровне и передаваться по наследству. Основным генетическим фактором возникновения речи является ген FOXP2. Поломка в этом гене может привести к детской апраксии речи – проблемой с артикуляцией слов.

Как же выглядит нарушение FOXP2, которое приводит к апраксии? FOXP2 кодирует фактор транскрипции – регуляторный белок, который способен регулировать экспрессию других генов. При мутации в FOXP2 нарушается перевод G-A. Мутация в этом гене приводит к изменению аминокислотной последовательности кодируемого белка. Мутированный белок несет остаток гистидина (H) вместо аргинина (R). Это влечет за собой нарушение его функции в качестве фактора транскрипции — переноса информации с ДНК на РНК. У больных людей эта мутация находится в гетерозиготном состоянии: одна копия гена не повреждена и функционирует нормально, но другая копия неисправна. Если же обе копии гена неисправны, то, предположительно, это ведет к летальному исходу.

Наличие гена FOXP2, как и любого другого гена, — следствие естественного отбора. Если бы естественный отбор пошел бы другим путем, кто знает, как бы мы общались сегодня? Возможно, мы бы использовали жесты или другие формы передачи сигналов. Однако не будем теряться в догадках и вернемся в нашу реальность. А она, как оказывается, не менее интересна: в 2008 году ученые обнаружили еще один ген, участвующий в формировании речи. Имя ему — СNTNAP2. Мутация в CNTNAP2 ухудшает процесс овладения языком. У детей с таким нарушением возникает задержка речевого развития, которую можно частично скорректировать при помощи лечения ноотропными препаратами или магнитной стимуляцией.


Социальные факторы

У человека с самого рождения начинает формироваться фонематический слух звуков своего родного языка. Во вьетнамском и китайском языках, где значение слова может меняться в зависимости от высоты звука, люди научаются распознавать более высокие или низкие высоты одной и той же фонемы. Большинство исследователей предполагают, что эта способность присуща детям с рождения, но некоторые предполагают, что такой слух начинает формироваться еще в утробе матери, под воздействием окружающей плод обстановки.

Устной речи не нужно учить специально, ребенку достаточно просто находиться в языковой среде, чтобы после начать её воспроизводить. Согласно теории генеративной грамматики Ноама Хомского, все дети рождаются с уникальной способностью к восприятию человеческого языка, что, в том числе, подтверждают исследования с китайскими и вьетнамскими детьми. Однако после критического периода жизни (примерно до 5 лет) дети уже не способны усвоить язык. Подтверждению этому являются дети-маугли, которые росли без человеческой речевой стимуляции. После критического периода, как ни старались ученые, обучить подростков человеческой речи не удавалось.

Самой первой теорией, которая рассматривала социальные факторы развития речи была теория Сепира –Уорфа. Гипотеза лингвистической относительности представляет собой попытку установления связи между языком и мышлением. Она гласит, что языковая среда, в которой мы находимся, во многом определяет наше мышление. Сегодня эта гипотеза кажется достаточно убедительной из-за большого количества экспериментальных данных в ее пользу. Однако некоторые лингвисты, критикуя гипотезу языкового релятивизма, предпочитают говорить, что мышление определяют условия жизни, а не язык. Например, известно, что в некоторых народах, языковые нормы влияют на восприятие времени и счёта человека. С ними также был солидарен и Стивен Пинкер — последователь Ноама Хомского. Он считает заблуждением то, что мышление и язык тождественны и что язык определяет мысль. По мнению Пинкера, язык представляет собой инстинкт, который никак не связан с процессами мышления.

Несмотря на то, что представления о речевом развитии остаются противоречивыми в некоторых моментах, все же постепенно у нас складывается картинка формирования этого процесса.


Автор: Софья Мирова