ЗА ЧТО НАМ МАТЕМАТИКА?

Пост обновлен нояб. 3


«А что, у нас будет математика?», «Так я же на психолога поступил(а)!», «А зачем мне эти цифры?»

Как часто можно услышать такие слова от первокурсников, впервые увидевших свое учебное расписание. Им кажется, что психология далека от технических наук и приближена к гуманитарным. В этом интервью мы развеем миф первокурсника и расскажем вам, почему математика так важна для исследователя. Разобраться нам помогут преподаватели факультета психологии МГУ им. Ломоносова Кричевец Анатолий Николаевич, доктор философских наук и кандидат физико-математических наук, и Корнеев Алексей Андреевич, кандидат психологических наук.


Психология — междисциплинарная наука, которая связана в том числе и с математикой. А в чем проявляется эта связь?


А.Н.: Какая связь? Двухсторонняя. Во-первых, математика применяется в психологии, во-вторых, психология в каком-то разрезе изучает математику, например, преподавание математики. Начну с неочевидного – о психологии в математике. Например, психолог может рассматривать математику в качестве предмета изучения: если человек будет изучать психологию мышления, то он многое потеряет, если не будет хотя бы немного разбираться в психологии математического мышления . Теперь в обратную сторону – тут вагон разных употреблений. Недавно Алексей Андреевич Корнеев написал в Facebook небольшой отчет, на 15 строк, о том, что он с вами поговорил. На этот отчет откликнулся Александр – человек, который, по-моему, года 4 назад закончил наш факультет. Я просто зачитаю вам его послание: «Мне кажется, сам этот вопрос («Зачем психологам математика?») проистекает из того, что задачи, для которых нужно применять математическую статистику на факультете, сильно оторваны от будущей практической работы. Многим кажется, и я был долгое время в их числе, что статистика нужна, чтобы сдать контрольные, курсовые и дипломы, а в широкой перспективе она нам и не пригодится. Вообще, хотелось бы добавить в учебный план проектную работу по HR-аналитике, психодиагностике по открытым данным и соц.сетей или простенькой маркетинговой аналитике – думаю, многим бы стало понятнее, зачем».

А теперь вопросы-то можно немного разделить: один — зачем психологу может понадобиться математика, и другой — может ли психолог вообще обойтись без математики. Сразу на второй вопрос вам отвечу – очень даже утвердительный ответ получается. Я вам могу назвать десятки прекрасных психологов-практиков, которыми я восхищаюсь, которые никакого не имеют представления серьезного о математике, даже о школьной.

И, вот, последнее, но по порядку, а не по важности. Университет — это не профессионально-техничечское училище, и тут речь не идет о передаче конкретных навыков. Скорее, это умения творческого работника. Что там такому работнику может понадобиться в его творческой работе? Загадка! Например, моя жена, которая заканчивала механико-математический факультет вместе со мной, а потом еще и психологический, проработала всю жизнь в консультативной психологии и терапии. И я сегодня ее проинтервьюировал, говорю: «Нужна тебе математика твоя?». Она говорит: «Ни одной производной не взяла, но ни минуты не жалею, что проучилась на мехмате». И такой ответ вполне закономерен, так как некоторые формы мышления стали ей доступны именно благодаря фундаментальным знаниям.


Анатолий Николаевич Кричевец. Источник: psy.msu.ru


Когда математика и психология стали взаимодействовать?


А.Н.: Первые контакты были со стороны таких людей, которые собирались «сделать» из психологии науку. Начиная с Вебера и Фехнера хотели психологию устроить так, чтобы она давала знания, подобно математике. Самое интересное, мне кажется, это ХХ век. Там сначала отчетливые тенденции такие были: бихевиористы хотели превратить психологию в науку «естественную», а оппозиция, например, идущая от Дильтея предлагала идеи совершенно противоположные. Долго споры шли там… И где-то во второй половине этого столетия, мне кажется, достаточно широкая прослойка психологов поняла, что противопоставлять нет смысла.


Какие факты или особенности могут ускользнуть от статистики?


А.Н.: Я помню несколько случаев, когда хорошо проведенные исследования чуть не проваливались из-за того, что люди не понимали, как можно чуть-чуть утончить метод обработки… Если человек не понимает ограниченность измерительной процедуры, то он будет бессмысленно проводить измерения и обработки и получать всякую ерунду. Для того, чтобы понимать, что это ерунда, опять-таки, достаточно небольшого математического бэкграунда и хорошей подготовки в области психологии.


Какой вклад внесла в психологию математика? А психология в математику?


А.Н.: Факторный анализ (один из методов, который применяется для изучения взаимосвязей между значениями переменных. Используется в психологии личности и интеллекта), придумали психологи. Данные бывают самые разные, и скачок в их использовании произошёл, когда стали применять методы линейной алгебры. В ближайшем будущем, мне кажется, в психодиагностике следующий шаг будет сделан с помощью теории графов или чего-то производного от нее.


Расскажите, пожалуйста, про статистические парадоксы, которые мешают исследованиям?


А.Н.: Самый простой парадокс, который сейчас местами тормозит развитие психологии, — это то, что первые исследования в нашей науке были выполнены на маленькой выборке, и из-за этого их результаты иногда не воспроизводятся. Другой парадокс: когда статистические методы стали применяться чаще, выяснилось, что они иногда дают нам ошибочные результаты. Задача исследователя в этом случае не пропустить статистические артефакты.


Интересно, а как придумываются математические методы?


А.Н.: Трудно сказать. Я немного понимаю, как появлялся факторный анализ, это, кажется, Гельмгольц первый заметил ростки... У человека есть математическое видение предмета, и он понимает, что его можно наложить на психологический материал. Тогда и получается некоторый прогресс. Говоря о прошлом, когда я только пришел на факультет психологии, чтобы работать программистом, думаю, одну из первых в стране программ вызванного потенциала (метод фиксирования слабых изменений электрической активности головного мозга в ответ на различные стимулы) написал я. Конечно, нужно было бы вариться в психофизиологии, чтобы лучше понимать проблему, но это ведь отличная идея — вычленять сигналы за счет усреднения показателей сигнала и шума. В общем, всё это выглядит так: у человека есть багаж математических эвристик. Может, он и не решал таких задач, но весь его теоретико-вероятностным скажет, что таким усреднением можно сигнал выделить. Кстати, а вот если говорить о будущем, то у меня есть ощущение, что новые методы будут создаваться с помощью суперкомпьютеров. Но посмотрим.


Обсудив связь психологии и математики, мы поговорили с Корнеевым Алексеем Андреевичем. Он рассказал нам о компьютеризации психологии и применении программ для обработки данных в исследованиях.


Когда психологи впервые начали применять компьютер в своей научной деятельности?


А.А.: Как только появилась такая возможность, так и начали. Раньше, до использования компьютеров, психологи активно использовали калькуляторы и другую вычислительную технику. Могу сказать точно, что на нашем факультете уже в начале 80-х был компьютер. В красном корпусе стоял. Он не был похож на современный ПК, а выглядел как огромный ящик и занимал несколько комнат. И на них уже тогда что-то рассчитывали, например, проводили работы с многомерным шкалированием (метод анализа данных, позволяющий представить большой объем информации в наглядном и доступном для интерпретации графическом виде). Поскольку это очень трудоемко считать вручную, то пытались там каким-то образом это программировать и вычислять. Раньше для этого нанимали специалистов-программистов, которые умели «общаться с компьютерами», но сейчас этим навыком обладают многие. Другими словами, в наше время человек, занимающийся какими-то психологическими исследованиями, имеет возможность этому научиться и применять эти знания на практике. Правда, этому все равно нужно учиться. Намного проще, чем раньше, конечно.



Алексей Андреевич Корнеев. Источник: npsyj.ru



А подсчет «вручную» все еще используют в психологии или полностью доверяют компьютерам?


А.А.: Насчет ручного счета. Я, например, много работаю с данными, и иногда что-то считаю на бумажке или на калькуляторе. В столбик делю редко, ведь обычно под рукой есть калькулятор. Но чаще использую программы. Ручной расчет, который, например, есть на нашем курсе по математическим методам. Мы просим студентов посчитать что-нибудь вручную, но, на мой взгляд, это полезно для понимания того, как это все устроено. Технически, почти любую из простых задач можно решить с помощью нажатия кнопок и задания определенной программы. Но для того, чтобы понять, как это работает, какие там могут быть тонкости, полезно несколько раз посчитать вручную, да. Но психологи при анализе данных реально ничего так не считают, все с помощью программ.


А какие программы сейчас используются при подсчете данных?


А.А.: Так исторически сложилось, что SPSS — это своеобразный стандарт, у которого есть и плюсы, и минусы. К плюсам можно отнести большой функционал и графический интерфейс, а из минусов — высокая стоимость и наличие некоторых функций, которые, зачастую, просто не используются для психологических исследований; в то же время, все-таки есть вещи, которые трудно реализовать в этой программе. Но есть альтернативы.

Вообще, существует 2 класса программ: графические — Jasp или Jamovi, которые в отличие от SPSS (которая тоже графическая, там нужно заполнять различные ячейки), бесплатные и более простые для использования, и те, которые позволяют именно писать программы или скрипты самостоятельно. Сейчас в исследованиях все больше используется такой язык для обработки, как R или Python, они тоже помогают… Да и вообще они хороши тем, что в них можно делать все, что угодно. Я бы сказал, что они сложнее для усвоения, ведь нужно выучить целый новый язык. Могу сказать, что в последних исследованиях, например, часто используется SPSS и R; остальные тоже можно встретить в публикациях. Но значительно реже.


А есть какие-либо недостатки у этих программ? Возможно, серьезные ошибки при подсчетах или трудность в использовании?


А.А.: Любая программа — это не панацея! Если человек понимает, что он делает при обработке данных, то тогда он не допустит некоторых ошибок. И как раз наши усилия на факультете на наших курсах, те же ручные расчеты, направлены в эту сторону. Сейчас есть такая такое искушение, появившееся благодаря развитию компьютеров, выучиться некоторому набору «рецептов» и после использовать их в подобных задачах. Но хороший исследователь тем и отличается, что он делает это не механически, а с умом. Еще очень важным является то, каким образом у вас организованы данные, их оформление, потому что бывает так, что неправильная организация данных в таблице может привести к неразумному анализу и некорректному результату. Тут, конечно, можно винить программы, но это, скорее, вопрос к самому исследователю и к его пониманию. Бывали случаи, когда подобные ошибочные статьи были опубликованы, но это уже проблема рецензентов, которые что-то не учли или что-то не заметили. Особенно часто это случается с курсовыми или дипломными работами, иногда видишь хорошую и интересную работу, но потом проверяешь и думаешь : «Ах, какая досада! Столько ошибок!».


Все-таки психологам нужно уметь разбираться в математике?


А.А.: Думаю, что быть хорошим психологом в некоторых областях и не знать ничего про математику, можно. Но это ослабляет психолога, как исследователя, практически наверняка, потому что это он сможет провести только лишь качественный анализ, а если нужно будет что-то доказать, то доказательную базу будет сложно подвести. Конечно, существуют и качественные методы, это тоже большое и важное направление в психологии, но, довольно забавно, что погружение в них показывает, что там, на самом деле, тоже математика очень даже необходима. А вот статистику - да, знать нужно, потому что для исследований нужна какая-то статистическая база, ведь теория, которую вы развиваете, требует некоторого эмпирического доказательства. И оно, скорее всего, связано со статистикой. Если говорить о публикациях, то международные журналы обычно ничего не публикуют без статистики.


Вы уже давно преподаете практикумы по статистическим методам на факультете психологии. В чем заключается основная сложность в понимании этого предмета студентами?


А.А: Для меня это загадка, потому что ничего такого очень сложного мы не даем на занятиях. Мне кажется, что сейчас с этим полегче стало; до какого-то момента был «страх циферок». Как только появлялись циферки, а еще хуже, если формула какая-нибудь, пусть даже самая простая, а если еще и знак интеграла, то половина студентов начинала как-будто игнорировать происходящее. Обычно прикрывались тем, что ничего не понимают и не могут с этим ничего сделать. Сейчас студентами это стало лучше восприниматься, нет такого выраженного страха. Когда я учился, тоже была похожая история: было ощущение, что люди пришли на факультет психологии, при этом сдавая математику на вступительных экзаменах, с надеждой, что «сейчас сдадут и забудут, как страшный сон». А все не так, тут еще 2 года математики…Возможно, еще сложность у студентов заключается в том, что это требует некоторых усилий в освоении материала и формировании структурированного знания. Ведь какие-то вещи нужно действительно знать и разбираться в них, а просто на догадках и предположения не получится выехать. Еще одна немаловажная вещь: иногда математика и статистика преподаются без привязки к реальности психологического исследования, и тогда студенты задаются вопросом: «А зачем нам это что-то непонятное и абстрактное осваивать?». В итоге пропадает мотивация и желание во всем этом разбираться. Но мы сейчас над этим активно работаем, стараемся давать такие задачи на занятиях, которые были бы близки к реальным исследованиям.

И самое главное: ответ на вопрос «А зачем мне это все?» появляется уже на старших курсах, когда уже когда-то рассказанное на парах нужно применять на практике. И здесь уже проблема. Поэтому на первых курсах студентам приходится верить преподавателям на слово, что все, о чем сейчас говорится не просто интеллектуальные задачки, а действительно очень важные вещи для психолога-исследователя.


Авторы: Екатерина Алексеева, Ольга Сулим, Апполинария Голинец


Subscribe to Our Newsletter

  • White Facebook Icon

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com